1

ИСТОРИЯ МОНАСТЫРЯ:


коломенская "Лествица"

Вероятно, с этим временем связано предание о тайном подземном ходе, шедшем от Бобренева к Москве-реке, дабы в случае военной опасности братия могла речным путем уйти в Кремль, где тоже существовал тайный ход к воде.
Уже тогда в монастыре складывается библиотека. Древнейшая книга средневековой Коломны — Палея толковая, была переписана в 1407 г.
А. Б. Мазуров достаточно убедительно относит ее к Бобреневу монастырю. Если это так, то мы можем назвать имя одного из первых насельников обители — Варсонофия, который и заказал эту рукопись. Книга находится в отделе рукописей Российской Государственной библиотеки.
Благодаря другой книге XV в. — «Лествице» мы устанавливаем, почти с полной уверенностью) имя первого известного настоятеля Бобренева. Вероятнее всего, что в 1470-е годы обителью управлял игумен Пахомий, он упоминается в одной из вкладных записей коломенской «Лествицы».
Примерно в середине XVI в. строится шатровая Входо-Иерусалимская церковь (возможно — по замыслу и при участии коломенского владыки Феодосия). Именно при Феодосии Коломенском строятся первые шатровые храмы в Брусенском монастыре и в селе Прусы.

По их виду можно представить себе облик церкви во имя Входа Господня в Иерусалим.
Основу храма составлял кубообразный четверик, по всей видимости, сразу переходящий в 8-гранный шатер. С запада к четверику примыкала трапезная, под которой находились поварня и келья.
Выбор престола связан с характерной для средневековья Коломны традицией. Храмы, расположенные у Святых ворот, освящали в честь праздников, в именах которых упоминается вход или выход (Введения Богородицы — в Голутвине, Происхождения Честных Древ — в Спасо-Преображенском).
Писцовые книги 1577–1578 г. г. оставляют двойственное впечатление. С одной стороны они перечисляют богатства монастыря, а с другой — мы видим черты упадка.
При описании убранства собора упоминается праздничная икона Рождества Богородицы украшенная «Микифором Юрьевым сыном Петровым, а свеча пред нею великого князя».
Никифор Юрьев — первый благотворитель монастыря, известный нам по документам.
Далее описывается церковь «Вход Еросалима, да трапеза каменны... да на церкви двои колокола, да в монастыре жь келья игуменская, да II келей пустых, а ворота святыя обволилися, городьба была в замете, погнила, обвалилась, да у монастыря двор конюшенный».
Как мы видим — во время эпидемий и голода обитель тоже оскудевала и терпела бедствия.
В ту эпоху многие монастыри, в том числе и в Коломне, приходили в упадок и даже исчезали вовсе, так что сейчас нельзя установить хотя бы место, где они находились.
Но Бобренев стойко перенес все невзгоды позднего правления Ивана Грозного, царствование Бориса Годунова, Смуту начала XVII в., неизменно возрождаясь на прежнем месте.
В середине XVII в. секретарь посольства Антиохийского Патриарха Макария архидиакон Павел Алеппский описывает цветущее состояние обители: «По ту сторону реки, насупротив города, стоит великолепный монастырь, весь выбеленный, с высокими куполами, во имя Рождества Богородицы, а трапезная церковь в честь Ваий».
Заметим, что описание сделано в 1654 г., когда в Коломенской земле свирепствовал ужасающий мор. Из-за него, собственно говоря, посольство и задержалось в Коломне. Однако последствия эпидемии не сказались на внешнем облике обители. Она и на сей раз выдержала испытание.     Продолжение >>

© Богородицерождественский Бобренев мужской монастырь